empr.media-ukraine-occupied-crimea-2015

Как крымские татары снова потеряли свою родину

АНАЛИТИКА

21 Марта 2015 | 09:59

У крымских татар есть свадебный танец, который за годы битвы за национальную идентичность из праздничного ритуала превратился в символ возвращения на родную землю. Через этот танец то ли страсти, то ли боли они пытались не утратить себя.

Название танца «хайтарма» с крымско-татарского так и переводится — «возвращение».

Их возвращение домой длилось семьдесят лет советской власти, 15 лет тюрем и 303 дня голодовки лидера крымских татар Мустафы Джемилева. Казалось, хайтарма снова стала свадебным танцем. Год назад для большей части крымских татар случилось то, что для нового поколения может стать катастрофой 1944 года. Внутренняя депортация и внутреннее изгнание семьдесят лет спустя.

Новая депортация

21.03.-empr-Dzhemilev1«Сегодня Крым для меня — это повторно потерянная Родина». Лидеру крымских татар Мустафе Джемилеву, вернувшему народу право на идентичность, старательно вытертую в советское время, 71 год. За свою жизнь он пережил две депортации с родного полуострова — в детстве, когда его семью вывезли в Узбекистан, и в апреле прошлого года — когда «оккупационная власть» запретила ему въезд на территорию России, а значит и на территорию оккупированного Крыма, на пять лет «за разжигание межнациональной розни». Джемилев живет в Киеве, где избрался в Верховную раду и, кажется, уже не надеется когда-нибудь вернуться домой.

После оккупации Россией полуострова из Крыма выехало около десяти тысяч крымских татар. Достаточно большое количество крымских татар проживают в Херсонской и Запорожской областях, остальная часть размещена в западных областях Украины. Политических беженцев или особо рьяных противников новой власти, изгнанных в Украину, как Джемилев, — немного. В основном это активисты радикальной исламистской партии «Хизб ут-Тахрир», запрещенной в России и еще в 2003 году признанной Верховным судом экстремистской.

Своя земля

Поначалу чемоданы собрали почти все. Боялись новой принудительной депортации куда-нибудь под Казань. В апреле на сайте «Парламентской газеты» даже появился указ якобы за подписью главы российской ФМС Константина Ромодановского с пугающим названием «О порядке переселения крымских татар с незаконно занятых территорий». Указ оказался уткой, сайт газеты — жертвой хакерской атаки. Но страх остался. В сознании большинства крымских татар Россия и Советский Союз — это одно и то же, и возвращение «русского мира» — значит возвращение жизни с печатью нации-изгоя.

Впрочем, за год страсти поутихли, и даже собранные чемоданы не помешали большей части из 250 тысяч крымских татар, живущих на полуострове, получить российские паспорта. «У нас не было другого выбора», — говорят лидеры национального движения. «Крымские татары привыкли подстраиваться под политические реалии», — отвечают те, кому личная безопасность дороже, а своя земля важнее национальной автономии.
250 тысяч — это примерно 10% всего населения полуострова. Живут крымские татары компактно, на весь Крым — примерно 300 «нацпоселков». Большая часть домов — скорее временные бараки из ракушечника, ставшие со временем постоянным жильем. В каждом втором доме нет воды и простейших коммуникаций, к девяти из десятка — даже дороги не проложены.

«Дело революции» по-татарски

1c39800e-269d-4af5-bce5-16050c7f2563В столице Симферополе есть целые «крымско-татарские» районы, самый известный — Фонтаны. Именно там после оккупации полуострова Россией были главные чистки — искали борцов с русскими флагами, проводили рейды по мечетям, обыскивали на улице всех молодых и сомнительных. Всего в Крыму за минувший год завели больше 130 уголовных дел против крымских татар. Есть и «революционное» — так называемое дело 26 февраля, в нем тоже в ходу 212 статья российского Уголовного кодекса — «массовые беспорядки». Тогда, 26 февраля 2014, у здания крымского парламента в Симферополе прошел митинг противников и сторонников отделения полуострова от Украины. Крымские татары, члены Меджлиса и проукраинские активисты с одной стороны, и сторонники Кремля с российскими флагами в руках — с другой. Среди последних был и тогдашний лидер «Русского единства» и нынешний “премьер” Крыма Сергей Аксёнов, который теперь лично курирует следствие. Главный пункт обвинения: группа крымских татар, выкрикивая «Крым не Россия!» «Крым — Украина!» и «Банду геть!», в разгар акции сожгла российский флаг, прорвалась в здание с деревянными палками и якобы устроила там драку.

Арестами и преследованиями новая “власть” добилась, чего хотела: митингов против России больше нет, крымские татары живут в молчаливом испуге, и хоть и говорят, что в любой момент их бунт может вспыхнуть снова и перерасти в настоящую революцию, словно бы свыклись с судьбой вечного ожидания возвращения домой.

Незадолго до захвата Крыма в Украине вышел фильм «Хайтарма», первая по-настоящему крымско-татарская картина о событиях 1944 года, когда была начата сталинская операция по депортации крымских татар с их родной земли. Фильм был включен в программу десятков международных фестивалей, был удостоен наград на кинофестивале «Кимера» («Kimera International Film Festival») в итальянском городе Термоли в номинациях «Лучший режиссёр» и «Лучший фильм».

empr-Haytarma

«Хайтарма»… Название свадебного танца «Возвращение домой» – надежда и вера крымских татар вернутся домой, но путь будет непростым.

«Мы обязательно вернемся домой».
«Нашу землю никто никогда не сможет забрать, потому что она внутри нас и никто не чувствует ее так, как мы».
Крымские Татары это знают, как никто другой.

Статья также доступна на английском языке.

Ievgen Reznik для EMPR

EMPR В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ:

CONTACT US

You can send us an email and we'll get back to you, ASAP. EMPR team

Sending

Copyright ©2014-2017 EMPR

Log in with your credentials

Forgot your details?